«Хочется не плакать, а реветь хочется»



Страна продолжает обсуждать трагедию в Кемерово, соболезнует. Объявлен траур. В Кемерово прилетел президент. «Первое чувство, когда говорят о количестве погибших и погибших детей, хочется не плакать, а реветь хочется», — эти его слова были, кажется, первыми человеческими словами, исходившими от представителя власти. Люди ждали их, ждали слов утешения и поддержки. Но с не меньшим нетерпением ждут наказания виновных. При этом не верят властям местным. Даже в количестве жертв пожара. И собирают инициативную группу, чтобы обойти морги и самим все подсчитать.

А до этого был эпизод на стихийном митинге утром в Кемерово, где вместо губернатора Тулеева к охваченным горем и гневом людям вышел вице-губернатор Цивилев. Промямлив что-то невразумительное, он потом осадил прорвавшегося к микрофону кемеровчанина Игоря Вострикова. Тот позволил себе крамольные речи, по мнению начальства: мол, «к народу относятся как к скоту». За что тут же был высокомерно одернут: «Молодой человек, вы что, попиариться на горе хотите?» О, это чеканная чиновничья «домашняя заготовка» на все случаи жизни. Попиариться хотели? С какой целью раздуваете? Осталось добавить нечто про «пятую колонну». «На каком горе? У меня семья погибла — сестра Алена, жена Елена и трое моих детишек: семь, пять и два года», — перечислил Игорь Востриков содержание своего «пиара» вице-губернатору.

А еще днем ранее была запись в соцсетях Тулеева, который посетовал, что не смог приехать на место трагедии. Якобы, как писали в соцсетях, поскольку его кортеж будет мешать пожарным. Как же он без кортежа-то? Но зато сердечно поблагодарил президента Путина за то, что тот в своем плотном графике сумел выкроить время и выразить соболезнования семьям погибших. «Еще раз спасибо великое. Прошу прощения лично у вас за то, что случилось на нашей территории», — сказал Тулеев.

Это, кажется, верх подобострастия, политического маразма и цинизма одновременно.

А ведь когда-то Аман Тулеев, сам из шахтеров, был действительно близок народу. Сегодня он, давно уже тяжело больной, стоит на встрече с Путиным, держась за руку (это видно на официальной фотографии) полпреда в Сибирского округа Меняйло. Потому что не встать в этом случае нельзя.

Почему Тулеев еще не в отставке и его политический полутруп отождествляет собой несменяемость власти в одном отдельно взятом регионе? Кстати, он получил на последних своих выборах в сентябре 2015 года 96,69% голосов избирателей. И вот теперь именно отставки требовали люди на митинге в Кемерово. Многие за него и голосовали. Или нет? Почему тогда не смутились этими 96 процентами? Может, сделать исключение из правила «не поддаваться давлению улицы» в этом случае, когда формально выборный чиновник совсем уж «берега попутал»?

Однако полный отрыв чиновничьей челяди от народа и неумение разговаривать с ним на одном языке – это лишь один из уроков Кемерово. Спесь и чванство, которое не слетает с них даже в минуты горя. Есть и другие уроки. Просто перечислим то, что сейчас обсуждает народ.

Урок для бизнеса.

ТРЦ «Зимняя вишня», говорят, не проверяли— в том числе пожарная инспекция — после того, как в 2016 году были объявлены «проверочные каникулы» для малого бизнеса — до 800 млн рублей оборота и до 100 человек сотрудников. Как ни смешно (это вопрос к местной ФНС, — как громко там смеялись?), но ТРЦ в эти рамки формально вписывается. И никто в области не удосужился проверить, как у них там на самом деле с оборотом. Вписываются в эти рамки и примерно 90% всех ТРЦ по всей России. Что же теперь, опять начать «кошмарить»?

Ясное дело, сейчас по торговым центрам пойдут толпы проверяющих. Как раньше ходили после аналогичных трагедий и ЧП по домам престарелых, детским домам, вокзалам и школам.

На самом же деле никакие «каникулы» тут ни при чем вообще. ТРЦ «Зимняя вишня» был сдан, будучи перестроенным из старого здания какой-то фабрики, в 2013 году. Акт приемки объекта из сплошь легковоспламеняющихся материалов имеет конкретные подписи конкретных людей. Эти люди в первую очередь и должны понести ответственность. И во время допросов пусть расскажут, кто на них «давил» сверху или снизу, кто и сколько платил за подпись под липовым актом. А во вторую очередь должны ответить те, кто эксплуатировал здание. Например, Надежда Судденок, которая, по данным СПАРК, является основным собственником компании, управлявшей ТРЦ, она же избиралась в районный совет депутатов, вы не поверите, от «Единой России». Как вы думаете, вне всяких «проверочных каникул» решила бы она вопрос с проверяющими? Большинство подумает, что — да, легко.

Урок технологической культуры. Который нас в какой-то мере относит в одну из стран третьего мира. К примеру, из Сибири в Африку. По уровню бардака, небрежения правилами и попросту неумения грамотно управлять сложными инфраструктурными объектами.

На одном из видео с места трагедии можно рассмотреть, как здоровые мужики долго пытаются выломать кувалдой дверь черного (пожарного) хода, запертую на замок, чтобы выбраться из огненной ловушки. Если вы наберете в интернете «противопожарная дверь», то вам поступит множество предложений крепких металлических изделий, которые выглядят как обычные с обычными же замками. Те, кто бывал с США и Европе, видели, что во всех общественных местах и во всех «черных ходах» установлены двери, которые открываются только в одну сторону — на выход. Для этого на внутренней стороне имеется длинная горизонтальная металлическая ручка во всю ширину, нажав на которую, выходящий или выбегающий человек мгновенно разблокирует два замка, расположенные по краям. Такие двери имеются в целом ряде кинотеатров и других общественных мест в Москве. Но такого «чуда техники» наша промышленность, насколько можно понять, не производит. Зато мы якобы на Марс собрались лететь.

Наши так называемые «противопожарные двери» выполнены, судя по всему, по еще советским ГОСТам. Их может запереть любой кретин, которому лень следить за тем, чтобы, скажем, в кинозал не пробрались безбилетники. Кстати, по поводу открывающихся только на выход двери — иной пытливый хозяйским отечественный ум тут же найдет аргумент против: это же наверняка кто-то встанет снаружи и будет держать открывшуюся дверь для «незаконного проникновения». Это, собственно, и называется «технологическая и общественная культура третьего мира».

Надо выбросить эти ГОСТы в помойку и принять стандарты ЕС. Как, например, в целом ряде случаев сделал уже наш союзник по ЕврАзЭС Казахстан. Наши чиновники упорно не хотят следовать, свирепо отстаивая свое право контролировать и проверять. Собственно, это одна из причин того, что ЕврАзЭС скорее мертв, чем жив.

Часть проблем с коррупцией — когда за деньги подписывают любую справку, как справедливо заметил Путин — проистекает от того, что нормативные акты и всевозможные требования проверяющих написаны так, чтобы их было как можно труднее формально исполнить и как можно легче придраться за неисполнение.

Толкая тем самым в объятия проверяющих, которые облегчат выполнение «задачи соответствия» за умеренное бабло. Посему надо не столько требовать отмены разных «каникул» для бизнеса, сколько требовать жесточайшей экспертизы создаваемых и созданных уже нормативных актов на предмет их коррупционности. Помнится, была такая задумка у экс-президента Медведева, но куда-то закатилась в дальний ящик. А еще проще — принять стандарты Евросоюза. Как бы это ни было противно в нынешней политической ситуации.

Урок общественной зрелости.

Вот когда вашего ребенка запирают на ключ в кинотеатре, а вы идете прошвырнутся по магазинам, то вы о чем о чем думаете? Почему вы не потребуете у злой тетки, возомнившей себя цербером, не своевольничать? Почему вы спокойно относитесь к тому, что разные охранники, вахтеры и прочие мелкие «тираны на час» нагло попирают ваши гражданские права? А заодно и право на безопасность? Почему мы вообще страна тотально везде закрытых дверей?

Везде, где имеются несколько дверей на вход или выход — в кинотеатрах, торговых центрах, в метро, на аэро- и железнодорожных вокзалах — отрывается лишь одна из них, и люди унизительно давятся, пробиваясь в узкую щель. Не часть ли это нашей даже не общественной, а политической культуры? Почему нас не возмущает то, что везде все постоянно заперто? В том числе — пожарный выход. Требовать всякий раз открыть двери — в прямом и переносном смысле — это значит, в том числе, заботиться о безопасности своей и своих детей. Кстати, загляните на свою лестничную клетку сегодня — не закрыт ли на замок ваш черный ход и не завален ли он хламом вашим и ваших соседей? На 90%, что так и есть. Ну так звоните и вызывайте Роспожнадзор и пишите в мэрию на свою управляющую компанию.

Урок для каждого из нас и для Системы.

На фоне трагедии в Кемерово вновь разгорелся старинный «русский спор» на тему «кто виноват»? Грубо говоря, Система или мы все вместе и каждый в отдельности. Те, кто валят на Систему, считают, что именно она провоцирует людей на взятки, что именно бесконтрольность обнаглевших от коррупции чиновников, скрестившихся с местным бизнесом до состояния «кентавров», приводит к трагедиям, подобным той, что произошла в Кемерово. В то же время другие напоминают принцип — «начни с себя».

Не давай взяток, строй объект добросовестно, не запирай на замок черный ход, не отключай сигнализацию. А если начальство тебя за это штрафует, если смета «добросовестно построенного объекта» не вписывается в нормативы липового тендера «для своих», то пиши в прокуратуру и бей во все колокола. После чего мы возвращаемся к пункту 1. К Системе. Отреагирует ли прокуратура? Защитит ли вас суд, если вас уволит начальство за то, что «ты слишком умный, да еще права качаешь»? Не наедет ли на вас местный клан силовиков, пришив статью «мошенничество» за то, что дерзко посягнул на правила игры регионального Левиафана?

Так что, на самом деле, правы и те, и другие. Виновата Система и мы как часть ее. И иного выхода нет, кроме как менять Систему и меняться самим.

Иначе гореть нам, травиться вонью гниющих свалок, тонуть, гибнуть иными способами на фоне разрушающейся или управляемой безграмотными «манагерами» инфраструктуры, деградации технологической культуры, тотального наплевательства на всякие правила (разгильдяйства, как вспомнил еще советский термин Путин). Собственно, именно поэтому за то, что случилось в Кемерово, должны ответить не только «стрелочники», но и все те, кто к этой трагедии пути прокладывал.