Сегодня в России вспомнили жертв «Норд-Оста».



26 октября 2002 года, ровно 16 лет назад, в результате ошибок, допущенных в ходе спасательной операции в Театральном центре на Дубровке в Москве, погибло множество людей из числа заложников террористов. Виновников до сих пор не нашли и даже не искали.

Еще в 2011 году ЕСПЧ удовлетворил жалобу адвокатов и признал, что в ходе спасательной операции заложникам не была оказана адекватная медицинская помощь после применения ФСБ неизвестного газа. Суд вынес решение о необходимости расследовать халатность при проведении спецоперации. Но в России не хотят возбуждать уголовное дело по факту гибели людей. О событиях тех дней, их последствиях и возможных перспективах расследования RFI рассказали пострадавшие, в том числе бывшие заложники и их адвокат.

По мнению адвоката Игоря Трунова, который представлял интересы пострадавших в судах, Россия не заинтересована в проведении расследования гибели людей во время спасательной операции.

Игорь Трунов: Люди все-таки погибли от газа, который пустили власти, но мы считаем, что люди погибли прежде всего от халатности, несогласованности и того бардака, который организовали. Если класть спящих людей друг на друга в бессознательном состоянии — понятно, что этот метод перевозки однозначно убивает людей под грудой тел. Есть посмертные экспертизы трупов, часть людей погибла на месте, и встает вопрос: этот газ был ядовит или нет? Часть погибла при транспортировке, некоторых раздавили грудами тел, а некоторые, кого положили на спину, задохнулись собственным языком от неверной позы, в которой транспортировали. Поэтому экспертизы погибших имеют две проблемы: первая — газ неизвестного происхождения. И, так как экспертизу делал Следственный комитет, то есть государственное учреждение, они не давали ответ на вопрос, ядовит газ или нет. Мы, допустим, берем на веру, что газ был простым снотворным, и тогда говорим, что транспортировка и эвакуация были непрофессиональными и халатными. Медики так себя вести не могут, если они ведут себя так, значит, они совершили уголовно наказуемое деяние.

Что именно постановил ЕСПЧ?

ЕСПЧ постановил, что необходимо провести дополнительное уголовное расследование в отношении действий сотрудников правоохранительных органов и медиков, потому что там было большое количество мародерства. Люди же разделись в раздевалке, и все ценные вещи оттуда пропали. Из больницы люди выходили голые, в больничных халатах, вещей не осталось, ценностей не осталось. Из этого театрального центра украли всю аппаратуру. Мы писали заявления о том, что у людей пропали ценности, деньги. Некоторые люди были транзитом, они через Москву ехали дальше, в Нью-Йорк, другие города, поэтому деньги у них были с собой в карманах. У некоторых погибших эти ценности описали, запротоколировали и сдали на хранение следователю. А потом следователь украл это. Следователь СК по особо важным делам — это высшая фигура Следственного комитета. И мы нашли эти протоколы и написали заявление: верните деньги, золото, это реликвия семьи погибших людей. Нам отказали в возврате. Мы писали заявление о возбуждении уголовного дела в отношении следователя, который разворовал вещественные доказательства. Нам отказали и в этом. Поэтому в ЕСПЧ было несколько вопросов, которые требовали дополнительного расследования, потому что расследовали только действия террористов. Но они не давали полной картины гибели людей. Погибли 130 человек, а от чего они погибли? Террористы же ничего не взорвали. Поэтому ЕСПЧ вынес решение о том, чтобы провести расследование по этим всем фактам. Россия отказалась выполнять это требование. Мы подали в суд, первоначально выиграли его, суд обязал СК провести дополнительное расследование в отношении должностных лиц. Но потом прокуратура обжаловала, и мы проиграли.

На ваш взгляд, есть все же шанс, что решение ЕСПЧ будет исполнено?

Решение Европейского суда не будет исполнено только потому, что по формуле газа решение принималось на самом верху, и эти должные лица до сих пор на месте, исполняют свои обязанности. В рамках этого расследования все равно нельзя было бы уклониться от того, кто принял решение пустить газ, и что это был за газ.

http://ru.rfi.fr/rossiya/20181026-moei-docheri-navsegda-14-let-v-rossii-vspomnili-zhertv-nord-osta