Подана жалоба в ЕСПЧ, от Трунова И.Л. (выборы ГД РФ 7 созыва)



1. Заявитель просит признать, что имело место нарушение статьи 3 протокола № 1 Конвенции, статей 6, 13 и 14 Конвенции.

2. Заявитель просит о присуждении справедливой компенсации в размере 100 тысяч евро.

18 сентября 2016 года состоялись выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва.

- 9 июля 2016 решением II Съезда политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость» (приложение 1) заявитель был выдвинут политической партией «Российская партия пенсионеров за справедливость» (далее – РППС) кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва по Московская область - Одинцовскому одномандатному избирательному округу № 122.

- Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (далее – ЦИК) от 19.07.2016 № 25/243-7 в заверении списка кандидатов в депутаты Государственной Думы, выдвинутых РППС по одномандатным избирательным округам, отказано (приложение 2).

Основанием для отказа в заверении списка кандидатов ЦИК РФ указало следующие обстоятельства:

- нарушение части 2 статьи 40 Федерального закона от 22.02.2014 г. № 20-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (далее – Федеральный закон), согласно которой в одном одномандатном избирательном округе политическая партия вправе выдвинуть только одного кандидата;

- в соответствии с протоколом съезда политической партии был выдвинут список кандидатов по одномандатным избирательным округам в количестве 166 кандидатов, что не соответствует представленному в ЦИК списку (169 кандидатов).

- Нарушение части 2 статьи 40 Федерального закона заключалось в том, что, согласно представленному в ЦИК России списку кандидатов, в трех одномандатных избирательных округах, а именно Кабардино-Балкарская Республика – Кабардино-Балкарский одномандатный избирательный округ № 14; Ставропольский край – Ставропольский одномандатный избирательный округ № 65; Ставропольский край – Кавминводский одномандатный избирательный округ № 67, РППС выдвинуты по два кандидата в каждом. Указанные обстоятельства были квалифицированы ЦИК как нарушение предусмотренного статьей 40 Федерального закона порядка выдвижения списка кандидатов по одномандатным избирательным округам, что в соответствии с частью 10 статьи 42 Федерального закона является основанием для отказа в заверении соответствующего списка кандидатов по одномандатным избирательным округам.

- Решением Верховного Суда Российской Федерации от 26 июля 2016 г. по делу АКПИ16-758 (приложение 3) , оставленным в силе апелляционным определением Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 4 августа 2016 г. АПЛ16-364 (приложение 4), и вступившим в законную силу, подтверждена законность выводов ЦИК России.

- Таким образом, основанием для отказа в заверении списка кандидатов, выдвинутых РППС по одномандатным избирательным округам (всего РППС выдвинуты кандидаты по 166 одномандатным избирательным округам), послужили нарушения, связанные с выдвижением РППС кандидатов исключительно в трех одномандатных избирательных округах, где по технической ошибке было выдвинуто по два кандидата (округа № 14, 65, 67). Этим же обстоятельством обусловлено установленное ЦИК РФ несоответствие между протоколом съезда РППС, согласно которому выдвинут список кандидатов в составе 166 человек, и представленным в ЦИК списком кандидатов по одномандатным избирательным округам, в который включено 169 кандидатов.

Иных нарушений предусмотренного статьей 40 Федерального закона порядка выдвижения списка кандидатов по одномандатным избирательным округам при рассмотрении ЦИК представленных документов не выявлено.

- Таким образом, ни политической партией при решении вопроса о выдвижении кандидата по Одинцовскому одномандатному избирательному округу № 122, по которому выдвинут заявитель, при представлении в ЦИК документов для заверения списка кандидатов в части указанного одномандатного избирательного округа, ни самим кандидатом – заявителем нарушений требований Федерального закона не допущено. Установленные ЦИК нарушения, затрагивающие выдвижение кандидатов по одномандатным избирательным округам № 14, 65, 67, не касаются соблюдения порядка выдвижения кандидата– заявителя по одномандатному избирательному округу № 122.

- Отказ в заверении списка кандидатов по одномандатным избирательным округам послужил препятствием для завершения процедуры выдвижения заявителя - представления документов в окружную избирательную комиссию, в связи с чем заявитель был лишен возможности быть избранными депутатом Государственной Думы.

21/07/2016 заявитель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с административным исковым заявлением о признании незаконным постановления ЦИК РФ  от 19.07.2016 № 25/243-7 (приложение 5).

- Определением судьи Верховного Суда РФ от 25.07.2016 г. по делу № АКПИ16-751 (приложение 6) отказано в принятии указанного административного искового заявления на основании пунктов 2 и 3 части 1 статьи 128 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее – КАС), согласно которым судья отказывает в принятии административного искового заявления в случае, если административное исковое заявление подано в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, гражданином, которым кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право, а также в случае, если из административного искового заявления об оспаривании решения или действия (бездействия) не следует, что этим решением или действием (бездействием) нарушаются или иным образом затрагиваются права, свободы и законные интересы административного истца. Судья пришел к выводу, что поскольку правом выдвижения списков кандидатов по одномандатным избирательным округам наделена политическая партия, то оспариваемое постановление ЦИК России затрагивает права непосредственно политической партии, которой отказано в заверении выдвинутого списка кандидатов по одномандатным избирательным округам, при этом административных истцов политическая партия на обращение в суд за защитой ее прав не уполномочивала, а Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации и другими федеральными законами им такое право не предоставлено.

- 28/07/2016 заявитель обратился в Апелляционную коллегию Верховного Суда Российской Федерации с частной жалобой на указанное определение суда (приложение 7).

- Определением Апелляционной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 01.08.2016 по делу № АПЛ16-355 (приложение 8), принятым в порядке упрощенного (письменного) производства, т.е. без приглашения заявителя в судебное заседание, определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25.07.2016 оставлено без изменения, частная жалоба заявителя – без удовлетворения. Коллегия мотивировала определение ссылкой на положения части 11 статьи 42 Федерального закона и части 10 статьи 239 КАС, проанализировав которые пришла к выводу, что правом на обращение за судебной защитой кроме избирательной комиссии наделены лица, в отношении которых принято оспариваемое решение избирательной комиссии. При этом коллегия указала, что оспоренное постановление непосредственно затрагивает права партии, наделенной правом выдвижения списков кандидатов по одномандатным избирательным округам; воспользовавшись своим правом партия представила в ЦИК России список кандидатов и, следовательно, исключительно партия обладает правом оспаривания решения указанной комиссии об отказе в заверении списка кандидатов; самостоятельное же право на обращение в суд, по мнению Апелляционной коллегии, у административных истцов отсутствует. Коллегия пришла к выводу, что в связи с отсутствием у административных истцов самостоятельного права на обращение в суд с указанным заявлением, а также полномочий на обращение в суд от имени партии судья пришел к обоснованному выводу об отказе в принятии заявления.

- 08/08/2016 Заявитель обратился в Президиум Верховного Суда Российской Федерации с надзорной жалобой на определение судьи Верховного Суда РФ и определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ (приложение 9).

- Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25.08.2016 № ПФ16-126 (приложение 10) отказано в передаче надзорной жалобы Трунова И.Л. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации со ссылкой на те же нормы законов, судья при этом указал, что оспариваемое постановление ЦИК вынесено в отношении РППС, а не в отношении конкретных кандидатов, указанных в данном списке; при этом судья признал правомерным вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у административных истцов самостоятельного права на обращение в суд с административным исковым заявлением.

- Таким образом, было окончательно отказано в рассмотрении административного искового заявления по существу, чем заявитель был лишен права на судебную защиту.

 

- Со ссылкой на статью 3 Протокола N 1 к Конвенции и статью 13 Конвенции заявитель жалуется на то, что в парламентских выборах, имели место серьезные нарушения избирательного законодательства, которые делали невозможным определение подлинного волеизъявления избирателей и поэтому затронули его право участия в качестве кандидата в свободных выборах.

- Внутригосударственные власти, включая избирательные комиссии и суды, не рассмотрели их жалобы надлежащим образом и не расследовали их утверждения по поводу вышеупомянутых нарушений избирательного законодательства. В частности, Верховный суд отказал в рассмотрении административного иска, т.е. отсутствовало право на справедливое судебное разбирательство, процедура была лишена эффективности.

Статья 3 Протокола N 1 к Конвенции воплощает принцип, характерный для эффективной политической демократии, и, соответственно, имеет первостепенное значение для конвенционной системы (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мэтью-Моэн и Клерфайт против Бельгии" (Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium) от 2 марта 1987 г., § 47, Series A, N 113). Эта статья вначале, по-видимому, отличалась от других положений Конвенции и Протоколов к ней, поскольку формулировалась как обязательство Высоких Договаривающихся Сторон проводить выборы при условиях, обеспечивающих свободное волеизъявление народа, а не с точки зрения конкретного права или свободы. Однако Европейский Суд установил, что она гарантирует индивидуальные права, включая право избирать и быть избранным (там же, §§ 46 - 51).

-  Европейский Суд последовательно отмечал значение демократических принципов, лежащих в основе толкования и применения Конвенции, и подчеркивал, что права, гарантированные в соответствии со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, являются ключевыми для установления и поддержания основ эффективной и значимой демократии, управляемой верховенством права (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Херст против Соединенного Королевства (N 2)" (Hirst v. United Kingdom) (N 2), жалоба N 74025/01 <1>, § 58, ECHR 2005-IX). Тем не менее эти права не абсолютны. Возможны "косвенные ограничения", и государства-участники имеют пределы усмотрения в этой сфере (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Мэтьюс против Соединенного Королевства" (Matthews v. United Kingdom), жалоба N 24833/94, § 63, ECHR 1999-I, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, § 201, ECHR 2000-IV, и Постановление Европейского Суда по делу "Подколзина против Латвии" (Podkolzina v. Latvia), жалоба N 46726/99, § 33, ECHR 2002-II).

- Однако в последней инстанции Европейский Суд определяет, были ли соблюдены требования статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Он должен удостовериться в том, что условия прав избирать и быть избранным не ограничивают эти права до такой степени, чтобы умалять их сущность и лишать их эффективности, что они применяются для законной цели и что использование средства не является непропорциональным (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Мэтью-Моэн и Клерфайт против Бельгии", § 52). 58.6. В частности, любые установленные условия не должны препятствовать свободному волеизъявлению народа при выборах законодательной власти, другими словами, они должны отражать или не противоречить цели сохранения целостности и эффективности избирательной процедуры, направленной на установление воли народа путем всеобщих выборов (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Херст против Соединенного Королевства", § 62; Постановление ЕСПЧ от 08.10.2015 "Дело "Гахраманлы и другие (Gahramanli and Others) против Азербайджана" (жалоба N 36503/11).

- По жалобе №36503/11 Европейский Суд установил, что существование внутренней системы эффективного рассмотрения индивидуальных жалоб по вопросам, связанным с избирательными правами, является одной из существенных гарантий свободных и справедливых выборов. Данная система обеспечивает эффективное осуществление индивидуальных прав избирать и быть избранным, поддерживает общее доверие к администрированию государством избирательного процесса и составляет важное имеющееся у государства средство исполнения позитивного обязательства в соответствии со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции по проведению демократических выборов.

- Действительно, торжественное обязательство государства в соответствии со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции и индивидуальные права, гарантированные этим положением, были бы иллюзорными, если бы на всем протяжении избирательного процесса конкретные примеры, указывающие на необеспечение демократических выборов, не подлежали бы обжалованию лицами в компетентном внутригосударственном органе, способном эффективно рассмотреть вопрос (см. Постановление Европейского Суда по делу "Намат Алиев против Азербайджана" (Namat Aliyev v. Azerbaijan) от 8 апреля 2010 г., жалоба N 18705/06, § 81).

- Венецианская комиссия в Своде рекомендуемых норм при проведении выбоов подчеркнула, что элементом эффективной системы обжалования является то, что все кандидаты и избиратели, зарегистрированные по соответствующему избирательному округу, должны иметь право на обжалование (пункт 3.3f Свода рекомендуемых норм при проведении выборов). Действующее правовое регулирование и принятые судебные акты лишили меня такого права.

- Выборы не могут считаться законными, свободными и демократичными, если кандидаты, которые были выдвинуты политической партией, не были допущены к выборам неправомерно, что повлияло на свободу выбора граждан, при этом они были лишены права на справедливое судебное разбирательство и права на эффективное средство правовой защиты. В таком случае можно ставить вопрос об отмене выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ седьмого созыва.

Как неоднократно указывал ЕСПЧ, в статье 3 протокола № 1 к Конвенции закреплены право избирать и право быть избранным. Пользуясь широкой свободой усмотрения в этой сфере, государства не должны устанавливаемыми условиями ограничивать указанные права в такой степени, чтобы нарушить саму суть этих прав и сделать их неэффективными.

1.2. Федеральный закон на основе Конституции РФ устанавливает смешанную систему выборов депутатов Государственной Думы, половина из которых избирается по одномандатным избирательным округам. Правом выдвижения кандидатов наделены политические партии и граждане в порядке самовыдвижения.

1.3. Одной из форм реализации конституционного (часть 2 статьи 32, часть 1 статьи 97, часть 2 статьи 96 Конституции РФ) права быть избранным на выборах депутатов Государственной Думы является выдвижение кандидатом в депутаты Государственной Думы политической партией по одномандатному избирательному округу с включением его в список кандидатов по одномандатным избирательным округам.

1.4. При этом первичным при таком выдвижении является именно неотъемлемое конституционное право гражданина Российской Федерации быть избранным, гарантированное статьей 3 протокола № 1 к Конвенции, и реализуемое гражданином через политическую партию как объединение граждан. Давая согласие баллотироваться от политической партии, гражданин не передает ей свое конституционное право быть избранным, а лишь выбирает один из способов его реализации, оставаясь носителем указанного конституционного права (иное противоречило бы принципу неотчуждаемости основных прав и свобод человека, установленных частью 2 статьи 17 Конституции РФ).

1.5. Исходя из положений Федерального закона, гражданин РФ, давая согласие баллотироваться по одномандатному избирательному округу политической партии, лишается возможности быть выдвинутым на тех же выборах в порядке самовыдвижения или другой политической партией (запрет на выдвижение и регистрацию разными субъектами установлен ч. 2 ст. 41 и ч. 5 ст. 51 Федерального закона), т.е. лишается возможности реализовать свое право быть избранным на соответствующих выборах другим способом.

1.6. Заверение ЦИК списка кандидатов, выдвинутых политической партией по одномандатным избирательным округам, является обязательной стадией процесса выдвижения кандидата, поскольку кандидат в депутаты Государственной Думы, выдвинутый политической партией по одномандатному избирательному округу, до заверения ЦИК списка кандидатов не вправе представить в окружную избирательную комиссию документы, представление которых является уведомлением о выдвижении кандидата (статьи 42 и 43 Федерального закона). Отказ ЦИК в заверении списка кандидатов влечет невозможность уведомления окружной избирательной комиссии о выдвижении кандидата, а, следовательно, невозможность дальнейшего участия кандидата в выборах.

1.7. Основания отказа в заверении списка не должны допускать произвольное ограничение конституционного права гражданина РФ быть избранным, реализуемого им через выдвижение политической партией по одномандатному избирательному округу, а должно лишь исключать дальнейшее участие в избирательной кампании кандидатов, в отношении которых политической партией или самими кандидатами не выполнены требования Федерального закона о порядке выдвижения кандидатов.

1.8. Исходя из индивидуального характера права быть избранным, нарушение политической партией порядка выдвижения кандидатов по другим одномандатным избирательным округам, не должно служить основанием для отказа в заверении списка кандидатов в целом, в том числе такое решение не должно затрагивать других кандидатов, при выдвижении которых политической партией требования закона не нарушены. Несоблюдение требований закона одним кандидатом не должно не должно влечь негативных правовых последствий для других кандидатов, выдвинутых соответствующей политической партией.

1.9. Нарушение нашего права на свободные выборы, гарантированного статьей 3 протокола № 1 к Конвенции, заключается в том, что отказ в заверении списка кандидатов, выдвинутых РППС по одномандатным избирательным округам, в связи с несоблюдением требований закона в отношении выдвижения трех других кандидатов по трем другим избирательным округам, лишил права участвовать в выборах без достаточных на то оснований. При том, что ЦИК не установил нарушения закона при выдвижении партией кандидата, к заявителю были применены неблагоприятные последствия в виде невозможности дальнейшего участия в выборах. Таким образом, нарушение, допущенное при выдвижении одних кандидатов, послужило основанием для лишения возможности участия в выборах другого кандидата, выдвинутого партией в соответствии с законом.

 

2.1. Учитывая изложенные выше доводы о том, что выдвижение гражданина в качестве политической партией по одномандатному избирательному округу является одной из форм реализации конституционного права гражданина быть избранным депутатом Государственной Думы, а также то, что заверение списка кандидатов, выдвинутых политической партией по одномандатным избирательным округам, является обязательной стадией процесса выдвижения кандидата, а отказ в заверении списка кандидатов препятствует участию гражданина в выборах, гражданин, реализующий свое конституционное право, имеет право на его судебную защиту.

2.2. Конституционное право на судебную защиту (ст.46 ч.1 Конституции РФ) не передается гражданином выдвинувшей его политической партии.

2.3. Право на справедливое судебное разбирательство и право на эффективное средство судебной защиты было нарушено отказом судов в рассмотрении административного искового заявления об оспаривании постановления ЦИК об отказе в заверении списка кандидатов по существу, поскольку таким отказом заявитель был лишен возможности самостоятельной судебной защиты своих прав, нарушение которых препятствовало участию в выборах.

2.4. Правовые последствия, наступившие для заявителя принятием постановления ЦИК, в рассмотрении административного искового заявления об оспаривании которого было отказано, аналогичны для правовым последствиям отказа в регистрации – невозможность дальнейшего участия в выборах.

2.5. Доступ к эффективному средству правовой защиты был поставлен в зависимость от волеизъявления иного субъекта – политической партии, выдвинувшей заявителя в качестве кандидата при этом при создании политической партии, вступлении в ее состав, при даче согласия на выдвижение кандидатами от политической партии, заявитель не передавал политической партии указанные права, не уполномочивал ее осуществлять судебную защиту прав, в том числе связанных с участием в выборах.

 

3.1. Отказ в рассмотрении административного искового заявления по существу, фактически поставил реализацию права на справедливое судебное разбирательство и права на эффективное средство правовой защиты, гарантированных Конвенцией, в зависимость от субъекта выдвижения кандидата: кандидат, выдвинутый в порядке самовыдвижения, вправе оспаривать любое решение избирательной комиссии, препятствующее его участию в выборах, а кандидат, выдвинутый политической партией, лишен возможности оспаривать постановление ЦИК, аналогичное по своим правовым последствиям для кандидата – невозможность дальнейшего участия в выборах.

3.2. Следовательно, при вынесении указанных решений нарушена статья 14 Конвенции, запрещающая дискриминацию, в том числе по любым иным признакам (в данном случае – по признаку субъекта выдвижения кандидата).

 

Заявитель просит признать, что имело место нарушение статьи 3 протокола № 1 Конвенции, статей 6, 13 и 14 Конвенции.

2. Заявитель просит о присуждении справедливой компенсации в размере 100 тысяч евро.