Избирательные права заключенных – ЕСПЧ, ЦИК РФ, ВС РФ, жалоба в ВС РФ



 

В Верховный суд Российской Федерации

121260, Поварская ул., 15, Москва

 

 

Истец: Трунов Игорь Леонидович

125080 г. Москва, Волоколамское шоссе

дом 15/22 кв. 314

родился 12 августа 1961 года, место рождения

Челябинская область, город Карталы

Доктор юридических наук, профессор

Адвокат Коллегии адвокатов

«Трунов, Айвар и партнеры» г. Москвы

 

 Ответчик: Центральная избирательная комиссия

109012 Большой Черкасский пер., 9, Москва

 

обжалуемый акт – Определение Верховного Суда

Российской Федерации от 25 декабря 2017

 

Дело № АКПИ17-1168

 

ЧАСТНАЯ ЖАЛОБА

на определение Верховного Суда Российской Федерации о возврате административного искового заявления.

 

25 декабря 2017 года Верховный Суд Российской Федерации в составе судьи Романенкова Н.С. вынес Определение о возврате административного искового заявления о защите избирательных прав.

Полный текст Определения изготовлен 26 декабря 2017 года и направлен по почте. Определение доставлено Административному истцу 29 декабря 2017 года.

Полагая, что данное Определение является незаконным и необоснованным, и подлежит отмене по следующим основаниям:

Основанием для обращения с административным иском послужило уклонение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от решения вопроса о реализации избирательных прав граждан Российской Федерации, которые находятся в местах лишения свободы на момент выборов.

Верховный Суд определил возвратить Административное исковое заявление на том, основании, что требования не относятся к подсудности Верховного суда Российской Федерации в качестве суда первой инстанции.

 

Суд в своем Определении указал, что «По смыслу статьи 21 КАС РФ и Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (подпункт «к» пункта 9, пункт 10 статьи 21) Верховному суду Российской Федерации подсудны дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) ЦИК России лишь в тех случаях, когда закон возлагает на ЦИК России обязанность принять решение в коллегиальном составе и в определенный срок, но она данное требование закона не выполняет»

Считаю, что данная позиция не отражает реального правового содержания тех норм, на которые ссылается суд в своем Определении.

В частности, часть 7 статьи 21 КАС РФ прямо указывает, что Верховный Суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции административные дела об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (независимо от уровня выборов, референдума, за исключением решений, оставляющих в силу решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума.

В данной норме нет отсылок на то, что в Верховном Суде оспариваются лишь те решения, для которых существует особый порядок принятия комиссией. Часть 7 статьи 21 КАС РФ предусматривает возможность обжалования всех без исключений решений (уклонения от принятия решений) ЦИК России в Верховном суде.

Кроме того, требования заявителя о решении вопроса реализации избирательных прав граждан Российской Федерации, которые находятся в местах лишения свободы, не были решены ни в порядке рассмотрения в коллегиальном составе, ни в ином. И именно данное обстоятельство – уклонение от принятия решения - послужило основанием для обращения в суд.

Административным истцом не оспаривается само по себе ответ, который был получен из ЦИК России. Это не решение и не документ, принятый государственным органом. Истец оспаривает факт уклонения от принятия необходимых решений (действий) по реализации избирательных прав определенной категории граждан. 

Поэтому совершенно необоснованным выглядит аргумент о том, что в Верховном суде в качестве суда первой инстанции могут быть оспорены лишь решения ЦИК, которые приняты в коллегиальном составе. В данном случае оспаривается именно уклонение от принятия решения. И не может существовать разницы в уклонении от принятия решения, если решение не принималось ни в каком порядке.

Следует отметить, что Центральная избирательная комиссия сама по себе является коллегиальным органом и все решения принимаются в коллегиальном составе. Поэтому указание на возможность оспаривания решений, принятых именно в коллегиальном составе само по себе не имеет никакого смысле, поскольку все решения, принимаемые ЦИК России, принимаются в коллегиальном составе.

Кроме того, законом, а именно положениями статьи 21 закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ (на который ссылается суд в своем Определении) предусмотрена обязанность ЦИК России осуществлять контроль за соблюдением избирательных прав граждан (пункт «а» части 9 статьи 21) и административный истец требовал от ЦИК России выполнения именно этой, предусмотренной законом, обязанности, 

Часть вторая статьи 75 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» прямо определяет подсудность дел и указывает, что:

«Решения и действия (бездействие) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации обжалуются в Верховный Суд Российской Федерации, решения и действия (бездействие) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации обжалуются в верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, решения и действия (бездействие) иных комиссий обжалуются в районные суды».

Таким образом, в законе и в Кодексе Административного судопроизводства и в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав граждан…» есть прямое указание на подсудность споров об оспаривании решений ЦИК России в Верховном Суде Российской Федерации.

Центральная избирательная комиссия, отказывая заявителю в рассмотрении его обращения по исполнению решения Европейского Суда по правам человека по делу «Ярцев против Российской Федерации» ссылается на свой статус правоприменительного органа, а также на то, что решение ЕСПЧ не может быть принято к исполнению, поскольку не соответствует законодательству РФ и не относится к компетенции Центральной избирательной комиссии.

Административный истец считает данный аргумент не обоснованным и ошибочным, поскольку в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то  применяются правила международного договора.

Законодательство о выборах основывается на Конституции Российской Федерации, Федеральном законе от 12.06.2002 N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2017) и Федеральном законе от 22.02.2014 N 20-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"(с изм. и доп., вступ. в силу с 28.06.2017), которые устанавливают приоритет международным нормам права.

 

Таким образом, Центральная избирательная комиссия, как исполнительный орган, должна была основывать свои действия и решения на основе решения Европейского суда по правам человека по жалобе №2866/12 «Ярцев против России».

Более того, в силу положений статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. №54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года с изменениями, внесенными Протоколами к ней N 3 от 6 мая 1963 года, N 5 от 20 января 1966 года и N 8 от 19 марта 1985 года, и дополнениями, содержащимися в Протоколе N 2 от 6 мая 1963 года (далее именуется - Конвенция), и Протоколы к ней N 1 от 20 марта 1952 года, N 4 от 16 сентября 1963 года, N 7 от 22 ноября 1984 года, N 9 от 6 ноября 1990 года, N 10 от 25 марта 1992 года и N 11 от 11 мая 1994 года, подписанные от имени Российской Федерации в городе Страсбурге 28 февраля 1996 года, со оговоркой и заявлениями, согласно которой (абз. 7) «Российская Федерация в соответствии со статьей 46 Конвенции признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации.».

В связи с этим полагаю, что Центральная избирательная комиссия, как государственный орган, в полномочия которого входит организация и проведение выборов в Российской Федерации, а также контроль за соблюдением избирательных прав граждан, обязана была рассмотреть по существу заявление Трунова И.Л., а в случае уклонения от исполнения своих прямых обязанностей действия Центральной избирательной комиссии подлежат оспариванию в порядке Кодекса административного судопроизводства РФ, поэтому у Верховного Суда РФ не имелось законных оснований для возвращения административного искового заявления.

Руководствуясь ч. 2 ст. 75 Федерального закона от 12.06.2002 N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", ч. 7, ст. 21 5, ст. 313 КАС РФ

Прошу:

1) Отменить Определение о возврате административного искового заявления о защите избирательных прав от 25 декабря 2017 года.

2) Обязать решить вопрос о принятии административного искового заявления к производству суда.

Прошу известить меня о дате и месте рассмотрения моей частной жалобы в апелляционной инстанции.

 

«___»_________20___г.             Адвокат, д.ю.н., профессор

         Трунов И.Л._______________/_______________

 

 

 

Председателю

Центральной избирательной комиссии

 Российской Федерации

Памфиловой Элле Александровне

109012, Москва, Б. Черкасский пер., д.9

 

от адвоката Трунова Игоря Леонидовича

125080, г. Москва, ул. Волоколамское ш., д. 15/22

тел.: 8(985)923-53-19

Заявление

о нарушении избирательных прав

Я, адвокат Трунов Игорь Леонидович, представлял интересы заявителей в Европейском Суде по правам человека по делу №2866/12 Yartsev v. Russia [объединённое в дело 54446/07].

По итогам постановленного в ЕСПЧ решения, с целью его надлежащего исполнения, обращаюсь в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации, в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, которая провозглашает принцип верховенства международных норм права. «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации является органом, ответственным за организацию выборов в Российской Федерации на основании Федерального конституционного закона от 28.06.2004 N 5-ФКЗ (ред. от 18.06.2017) "О референдуме Российской Федерации", Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12.06.2002 N 67-ФЗ, Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 22.02.2014 N 20-ФЗ.

Согласно статьи 21 пункт 9 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Центральная избирательная комиссия осуществляет контроль за соблюдением избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, осуществляет международное сотрудничество в области избирательных систем, устанавливает нормативы, в соответствии с которыми изготавливаются списки избирателей, участников референдума и другие избирательные документы, а также документы, связанные с подготовкой и проведением референдума, рассматривает жалобы (заявления) на решения и действия (бездействие) нижестоящих комиссий и принимает по указанным жалобам (заявлениям), мотивированные решения, осуществляет иные полномочия в соответствии с Федеральным законом “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, иными федеральными законами.

Настоящее обращение связано с реализацией прав лиц, осужденных к лишению свободы, на участие в выборах, в связи с решением Европейского Суда по правам человека (Далее – ЕСПЧ) от 13.06.2017 по делу №2866/12 Yartsev v. Russia [объединённое в дело 54446/07].

Рассмотрев дело №2866/12, ЕСПЧ указал, что установленный российской Конституцией запрет на участие в голосовании для лиц, лишенных свободы, носит "автоматический и неизбирательный" характер, а это противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)), гарантирующей право на свободные выборы Протокол 1, статья 3.

Кроме того, статья 3 Протокола N 1 к Конвенции, предусматривает право лица влиять на состав законодательной власти, и не исключает возможности ограничения избирательных прав лица, которое, например, серьезно злоупотребило общественным положением или чье поведение угрожает умалением верховенства права или демократических основ. Вместе с тем серьезная мера лишения избирательных прав не должна применяться безосновательно, и между санкцией и поведением заинтересованного лица должна существовать ясная и достаточная связь. В связи с этим ЕСПЧ предложил России обеспечить участие заключенных в выборах посредством политического процесса или путем выработки нового толкования конституции. ЕСПЧ неоднократно рассматривал вопросы, связанные с ограничением прав лиц, осужденных к лишению свободы на участие в выборах ["Анчугов и Гладков (Anchugov and Gladkov) против Российской Федерации" (жалоба NN 11157/04 и 15162/05) от 4 июля 2013 г.].

Конституционный Суд Российской Федерации (далее КС РФ) исходит из того, что Россия была и остается составной частью европейского правового пространства, которое предполагает равноправный диалог и готовность к компромиссу. Конституционный Суд всегда играл ведущую роль в интеграции позиций ЕСПЧ в российскую правовую систему. Также КС РФ признал возможным и реализуемым в российском законодательстве и судебной практике исполнение постановления ЕСПЧ в части мер общего характера, направленных на обеспечение справедливости, соразмерности и дифференцированности применения ограничений избирательных прав осужденных (заключенных). В соответствии со статьей 32 (часть 3) Конституции РФ и конкретизирующими её положениями Уголовного кодекса РФ, по общему правилу, исключается назначение наказания в виде лишения свободы и тем самым ограничение права голоса граждан, совершивших впервые преступления небольшой тяжести, при том, что за более серьезные преступления лишение свободы и, следовательно, запрет на участие в выборах в качестве избирателя применяется только в случае, если менее строгий вид наказания не может обеспечить достижение целей уголовной ответственности (текст Постановления Конституционного суда от 19.04.2016 по делу о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека от 04.07.2013 «Анчугов и Гладков против России»).

Однако согласно ст.8, п.2 ст. 10 Уголовно-Исполнительного кодекса Российской Федерации (далее УИК РФ) следует, что при исполнении наказаний «осужденным» гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями установленным уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации. Обращаю внимание на то, что об ограничении избирательных прав осужденных к лишению свободы в УИК не сказано, из чего следует, что данная мера никак не связана с целями исполнения уголовного наказания. В соответствии с пунктом 3 статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. пенитенциарной системой предусматривается режим для заключенных, существенной целью которого является их исправление и социальное перевоспитание.

Выборы депутатов Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации VII созыва состоялись на территории всей России 18 сентября 2016 года в единый день голосования, было зарегистрировано 111 724 534 избирателя, однако среди них не было ни одного гражданина Российской Федерации, которых находится в местах лишения свободы.

Тем самым были прямо нарушены их права согласно ст.3 Протокола №1Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)), гарантирующей право на свободные выборы, которые вытекают из ч.1 ст. 55 Конституции Российской Федерации (РФ ратифицировала Конвенцию 30 марта 1998 г), а так же это являлось прямым фактом неисполнения постановления ЕСПЧ (жалоба NN 11157/04 и 15162/05) от 4 июля 2013). Согласно ч. ст.15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные национальным законом, то применяются правила международного договора". Так же согласно ст.27 "Внутреннее право и соблюдение договоров" Венской конвенции о праве международных договоров (Вена, от 23.05.1969)следует  "Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора...".

Так же вызывает опасение, что при неоднократном неисполнении постановлений Европейского суда по правам человека (в частности, от 13 июня 2017г.), они так же не будут выполнены при грядущих выборах Президента РФ, которые должны состояться 18 марта 2018 года на основании ч.1. ст. 81 Конституции РФ и Федерального закона от 10 января 2003 года № 19-ФЗ «О выборах Президента РФ» (в ред. Федерального закона от 1 июня 2017 г. № 103-ФЗ)

На основании вышеизложенного и руководствуясь Федеральным законом №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»

ПРОШУ:
1) Принять меры к исполнению решения Европейского Суда по правам человека от 13.06.2017 по делу №2866/12 Yartsev v. Russia [объединённое в дело 54446/07];

2) Организовать перепись осужденных к лишению свободы лиц, отбывающих наказание в колониях и следственных изоляторах;

3) Предоставить информацию о мероприятиях, которые Центральная Избирательная Комиссия планирует провести для исполнения решения ЕСПЧ от 13.06.2017 по делу №2866/12 Yartsev v. Russia [объединённое в дело 54446/07] с целью соблюдения избирательных прав граждан России на участие в выборах;

4) Прошу Вас информировать о рассмотрении данного обращения в связи с тем, что оно подано в интересах лиц, осужденных к лишению свободы и отбывающих наказания, которые добиваются восстановления своего права на участие в выборах в качестве использования своего активного избирательного права.

Приложение: 1)      Решение Европейского Суда по правам человека от 13.06.2017 по делу №2866/12 Yartsev v. Russia [объединённое в дело 54446/07]; 2)      Постановление Конституционного Суда РФ №12-П от 19.04.2016

Д.ю.н, проф, адвокат - Трунов И.Л.

 

 

 

 

 

 

 

№2866/12 Yartsev v. Russia объединённое в дело 54446/07 Запрет участия заключенных в выборах нарушает статью 3 протокола № 1 Европейской Конвенции.

 Европейский суд по правам человека (третье отделение), заседающий в виде комитета, состоящего из следующих лиц:

Луис Лопес Герра, председатель Дмитрий Дедов, Жольен Шуккинг, судьи, Вынесли решение 13 июня 2017 года.

ПРОЦЕСС

1.       Дело возбуждено заявлениями против Российской Федерации, переданными в суд по статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция) российскими гражданами в различные даты, указанные в приложении.

2.       Некоторые истцы были представлены юристами, чьи имена указаны в приложении. Российское правительство (Правительство) было представлено г-ном Г. Матюшкиным, представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека, а впоследствии его правопреемником в данной должности, г-ном М. Гальпериным.

3.       Истцы подали претензии в частности на то, что, поскольку они находились в тюремном заключении или же им был вынесен приговор по тюремному заключению, им было запрещено принимать участие в голосовании на выборах.

4.       12 декабря 2011 года иск № 16824/10 был передан Правительству. 5 марта 2015 года были также поданы претензии о лишении избирательных прав в заявлениях № 54446/07, 51229/08, 44423/10, 43115/11, 77991/11, 78379/11, 78381/11, 78387/11, 1735/12, 2866/12, 10883/12, 18632/12, 31455/12, 35559/12, 69342/12, 73777/12, 78747/12, 5023/13, 10131/13, 3376/14, 14407/14, 32634/14 и 68565/14. Остальные иски этой группы были объявлены неприемлемыми согласно правилу 54 п. 3 Правил суда.

5.       Правительство не возражало против рассмотрения иска № 16824/10, в связи с чем комитет изначально назначил его передачу в палату.

ФАКТЫ

6.       Истцы являются или были в соответствующий период приговоренными к заключению, и в результате им автоматически запрещено в настоящий момент или было запрещено ранее участвовать в голосовании в силу статьи 32 п. 3 Российской конституции.

ЗАКОН

1.       Объединение исков

7.       Ссылаясь на аналогичный предмет исков, Суд счел надлежащим рассмотреть их совместно в едином судебном решении.

2.       ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 ПРОТОКОЛА № 1 КОНВЕНЦИИ

8.       Истцы подали иск на то, что их лишили избирательных прав на том основании, что они являлись ранее или в настоящий момент являются приговоренными к тюремному заключению. Некоторые из них также заявили, что им не дали принять участие в голосовании на выборах членов Государственной думы 4 декабря 2011 года. Они сослались на статью 3 протокола № 1 Конвенции, которая гласит следующее:

«Высокие договаривающиеся стороны обязуются обеспечить свободные выборы через надлежащие интервалы тайным голосованием, при условии, что они будут обеспечивать свободное выражение мнения народа при выборе законодательной власти».

9.       Суд ссылается на принципы, установленные в его судебных решениях по делам относительно невозможности голосования на выборах (см, например, «Хирст против Англии» (№2) (GC), N 74025/01, ECHR 2005-IX; «Кулинский и Сабев против Болгарии», № 63849/09, 21 июля 2016; «Анчугов и Гладков против России», № 11157/04 и 15162/05, 4 июля 2013;«Гринс и М.Т. против Англии», 3 60041/08 и 60054/08, ECHR2010 (выписки); и «Калмановичи против Румынии», № 42250/02, 1 июля 2008).

10.   В деле«Анчугов и Гладков» (указанном выше) суд счел нарушение в отношении иска аналогичным нарушениям, указанным в настоящем деле.

11.   Рассмотрев все представленные ему материалы, суд не нашел никаких фактов или аргументов, способных убедить его в вынесении иного заключения относительно приемлемости и значения данных исков. Относительно его судебных дел по данному предмету, суд считает, что в данном деле законодательный запрет для заключенных голосовать на выборах является, в силу его бланкетного характера, несовместимым со статьей 3 протокола № 1.

12.   Потому эти претензии приемлемы и демонстрируют нарушение Статьи 3 протокола № 1. 

3.       ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

13.   Истец в деле № 16824/10 подал искна основании13 статье Конвенциио том, что у него не было эффективных средств защиты, чтобы обжаловать лишение избирательных прав.

14.   Суд счел, что статья 13 не является достаточной, чтобы гарантировать средство защиты, позволяя законам подписавшего договор государства быть как таковым поставленными под сомнение перед государственным органам на основании того, что они противоречат конвенции или аналогичным внутренним юридическим нормам (см. дело Гринс и М.Т., указанное выше, пп.90-92). В настоящем деле суд не нашел никаких оснований, опираясь на указанные судебные прецеденты. Из этого следует, что данная часть иска явно плохо обоснована и ее следует отклонить согласно статье 35 п.п. 3 (а) и 4 Конвенции.

ПО УКАЗАННЫМ ПРИЧИНАМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1 Решил присоединиться к позиции истцов,

2. Заявил, что претензии истцов по статье 3 протокола № 1 в Конвенцию приемлемы, а оставшаяся часть иска № 16824/10 неприемлема,

3. Считает, что имело место нарушение статьи 3 протокола № 1 Конвенции

4. Считает, что государство-ответчик должно выплатить истцам в течение трех месяцев суммы, указанные в приложении, плюс любые налоги, какие могут быть потребованы к уплате, конвертировав их в валюту государства-ответчика по ставке, действующей на дату уплаты.